Владимир, его сердце и история.

«Каждый мой день начинается с того, что я прошу благословения у Золотых ворот», - сказала мне уроженка белокаменного города Владимира. Мы стояли у владимирских Золотых ворот, построенных некогда по образу и подобию киевских, не нынешних, а древних, времен Киевской Руси. Нас окружал старинный город, с его Успенским собором из белого резного камня, многочисленными церквами и монастырями.

В честь киевского князя

За нами были темные воды Клязьмы, сосновые леса и болота - вся та неяркая, но удивительно трогательная русская природа, в которой, как писал Константин Бальмонт, есть и «певучая нежность», и «безмолвная боль затаенной печали». И все это так напоминало холмы над Днепром, древние киевские храмы и улочки Подола...

Владимир можно назвать городом, где каждый храм приник к реке. Он смотрится в Клязьму, так же как Киев - в Днепр, и весь изрезан крохотными речушками. Здесь есть даже Лыбедь, скованная мостами и каменными берегами. Близок Владимир украинской столице и тем, что был основан в 1108 году великим киевским князем Владимиром Мономахом. Белокаменные храмы и колокольни этого города давно уже стали всемирным наследием. Не хватает в нем только статуи князя Владимира, который поднял бы над своей рекой огромный крест. Впрочем, вместо самого князя городу досталось его имя.

 


Путь на Север

Здесь, во Владимире, времена Андрея Боголюбского и Юрия Долгорукого, казалось, были совсем близко: на холмах, словно восковые церковные свечи, горели ровным белым сиянием каменные соборы, поражая своей причудливой резьбой. Мы проезжали вдоль длинной монастырской стены, и колокольный звон плыл над нами - торжественный и малиновый, как полагается. Один из самых знаменитых городов Золотого Кольца России распахивал перед гостями знаменитые Золотые ворота.



Если посмотреть на Владимир с загородной стороны (целый район и областная больница так и называются - загородние), понимаешь: древние умели выбирать места для поселений. Город окружен синеющими вдали лесами и живописными пойменными лугами. Его границы определены самой природой: с севера его защищали крутые склоны холмов, спускавшиеся в долину Лыбеди, на юге натуральным рубежом был крутой берег Клязьмы, на востоке и западе подход врагу был закрыт множеством глубоких топей и оврагов. Эти болотистые края до сих пор хранят названия, свидетельствующие о неприступности края: Омутищи, Костерино... По периметру оврагов насыпали искусственные земляные валы, на вершине которых возвели крепостные стены. Так появилась крепость, на самом высоком месте которой выстроили каменную церковь Спаса.

Первые десятилетия после основания Владимир был пригородом богатых городов русских Ростова и Суздаля. Ростовские бояре презрительно величали клязьменскую столицу «городом псарей». Однако вскоре он превзошел по величию и Ростов, и Суздаль.

Уже после кончины Владимира Мономаха, при князе Андрее Боголюбском, было продолжено строительство Владимира. Внук великого князя киевского, сын Юрия Долгорукого и половчанки Андрей Юрьевич, за набожность прозванный Боголюбским, отказался от киевского престола и навсегда переселился во Владимир. Он вывез с собой знаменитую икону Владимирской Божьей Матери, православную святыню, по преданию, писанную самим евангелистом Лукой. Именно Андрей Боголюбский превратил Владимир в столицу северного края, а в честь прославленной иконы даже учредил праздник Покрова Богородицы, который потом вошел в канонический список православных торжеств.

Андрей Боголюбский любил Владимир, хотел, чтобы он по красоте превзошел Киев. Поэтому в центре города возвели белокаменные Золотые ворота. Стояли они на продольной оси города, открывая дорогу на юг. Торговый путь быстро превратил Владимир в многолюдный город: за земляными валами крепости вытянулись большие посады, населенные множеством ремесленников, появились и купцы, поддерживавшие прочные связи с русскими городами, купечеством Константинополя и камскими болгарами. В восточной части города соорудили белокаменные Серебряные ворота (всего ворот было пять).

За Серебряными воротами открывалась дорога к усадьбе Боголюбово и Суздалю. Центром городского архитектурного ансамбля новоиспеченной столицы древней Руси стал в 1158 году, заложенный по приказу Андрея Боголюбского, Успенский собор. Это здание до сих пор словно парит над городом. Его золотые купола видны с поросших лесом дальних высот, с дороги на Муром. Собор похож на сильного богатыря в золоченом шлеме, стерегущего клязьменские дали. Отсюда, с холмов над Клязьмой, Боголюбский хотел править миром. А потом был убит собственными боярами и «ближними людьми», не пожелавшими смириться с его владычеством.

По свидетельству летописца, Андрей Боголюбский грезил, чтобы Успенский собор был не только основным храмом земли владимирской, но и центром новой митрополии.



Дополнительная информация